21:31 

Blue Valentine - Шкура и Лишный

[EgoBrain]
Life Is But A Dream
Сплошные диалоги двух друзей.

Действующие лица: Лишний, Шкура, Длинный, Сорока, Мелкий, Книжница, Удильщик, Холодрыга, Кобра, Шалфей, Мегера, Чекист, РЖД, Чай, Пацифист, Вавилон, Паразит, Счастливчик, Жираф, Пи.


And it takes a lot of whiskey
To take this nightmares go away
And I cut my bleedin heart out every night
And I die a little more on each St. Valentines day
Remember that I promised I would
Write you...
These blue valentines


Он сидел в Кофейнике.

Старая дверь тихонько поскрипывала, гостеприимно пропуская внутрь гостей и прощаясь с довольными и сытыми посетителями. И если б она могла говорить, то неизменно б проскрипела: "До скорого.. Приходи еще."

Струны из колонок магнитофона тяжко и тоскливо гудели, безжалостно натянутые на музыкальный инструмент. Словно разлагающаяся душа на сердечные сосуды. И с каждый разом, когда невидимой палец или медиатор нарушал их спокойствие, заставляя стонать от боли, Лишний рефлекторно прижимал забинтованную руку к груди, чтобы она не разваливалась на куски. Вторая рука до боли в пальцах сжимала стакан с алкоголем. Тем самым, который Холодрыга припрятывала "на черный день". Тем самым, который она не наливает по просьбе. Слов не нужно. Бармен знает своих посетителей и что им необходимо. Достаточно лишь взгляда.

Глоток.
"Пидор.
Пидор хуев"
Риторический вопрос - от чего больнее? Тоски или ненависти?

- Поиграем? - завыл Мелкий.
- Нет.
- Покуришь? - Кобра протянула Лишнему мундштук свежераскуренного кальяна
- Нет.
- Хочешь потанцуем? - шепнула Сорока, нерешительно коснувшись плеча Лишнего.
- Нет...
- Пошли поговорим. Тебе нужно отвлечься, - Длинный уверенно привстал, ткнув парня тростью по щиколотке.
В этот раз Лишний просто мотнул головой.
Он смотрел перед собой. Туда, где обычно сидел Шкура, с задором раздавая карты. Хлопая по плечу и неся бессмысленную, но такую смешную околесицу.

"Пидор"

***

- Я думал об этом.
- О чем?
- Ну как.. о будущем.
- Забавно, пожалуй ты единственный здесь, кто о нем думает.
- Еще Длинный.
- Ну.. Длинный много о чем думает.
Они сидели на полу Перекрестка. Рядом стояли стопочки аккуратно сложенных крышек от абсолютно разных напитков: соков, воды, газировок. Сокровища, собранное неразумными и отданные в обмен на одну из старых колод Шкуры. Картежники развлекали себя тем, что придумывали новые правила для покера.
- Как тебе такой сет?
- Длинный.
- Ну дык.. именной прям.
Ржач.
- Обещай, что если сет будет лишним, ты его выкинешь.
- For you I can do everything.
Проведя рукой по затылку, Лишний машинально дернул себя за хвостик, нелепой прядью торчащий из лохматой прически. Он всегда так делал, когда его что-то смущало.
- Фу бля, прекращай.
Мимо проходящим жильцам Дома хватало несколько секунд, дабы смекнуть, что у этих двоих своя атмосфера, и лучше им не мешать.
- Ну а... что насчет Наружности?
Вместо ответа Шкура поднял напряженный взгляд на Лишнего из-под спадающей белесой челки. Но Лишний этого даже не заметил: был слишком занят раскладкой карт. Если б заметил - удивился. Почувствовав еле уловимое напряжение между ними, он поднял наконец глаза, но Шкура к тому времени перевел взгляд в окно. Лишний не стал отвлекать друга от размышлений. Захочет - сам расскажет.

Выходные. Всю субботу они ни разу не столкнулись со Шкурой, что могло бы показаться странным, если не загруженность учебой. Каким-то образом, Лишний уселся вместе с Пи решать математику. После учил английский с Жирафом, хоть тому и было по барабану - херово выговаривал слова. Приехавший Мелкий и вовсе разбил рабочую атмосферу, отчего Лишнему пришлось ретироваться к себе в комнату, где он мучительно долго повторял историю XIV века в компании с Вавилоном и Пацифистом. При этом оба недоуменно смотрели на соседа, который не мог запомнить элементарные даты.
- У тебя ж все в порядке с цифрами.
- Но не с привязкой их к событиям, - рукалицо. - К слову, Шкуру не видели?
Парни призадумались.
- Я, кажется видел, как он выходит из Могильника, - Вавилон поправил очки.
- С хера ли он там забыл?
- Откуда мне знать. Ты его друг - вот и спроси.

Лишний так и не спросил. За весь день он встретил Шкуру лишь два раза. Один раз тот выходил из мужской ванны, второй - пихал в спину Сороку, по направлению к комнате Красных. При этом белобрысый украдкой смотрел по сторонам, будто бы боясь, что их заметят.
И все бы ничего, если б так не продолжалось неделю.
Каждый раз, когда они мельком пересекались в коридоре, их взгляды причудливым образом избегали друг друга. Лишнему даже показалось, что Шкура избегает его специально. Но он сразу себя одергивал: "Что за бред? С чего бы ему так делать?"

Но день сменялся другим, и своего партнера по картам Лишний мог заметить только в проемах дверей комнаты Красных или комнаты девушек. Изредка на пути к Могильнику, как ни странно, в компании с Чай. Но никогда перед собой в Кофейнике. Все чаще карты приходилось сдавать в чужие руки, либо вовсе в пустоту. Болезненно худые ладони Сороки открывали даму, когти Удильщика стучали по козырному тузу, черный Джокер исчез в зубах Паразита (но вскоре был выплюнут под брезгливые вопли Лишнего), продолговатые пальцы нервно отбивались под раздражительный мат Длинного. А Лишний пил и пил, снова и снова прося Холодрыгу увеличить дозу. Пока та не стала беспокойно заглядывать парню в глаза своим пронзительным взглядом исподлобья.
- Что-то стряслось?
- Нет.
- Вы поссорились со Шкурой? - вкрадчиво предположил Длинный.
- Нет.. пока что, - Лишнего как будто ударило током. Скинув свои карты на стол, он резко встал и заковыляли на выход из Кофейника.
Кобра и Длинный склонились над его картами.
- Фул хауз...
- Сука.

Он нашел Шкуру на Перекрестке, где тот заговорщически перешептывался с Книжницей, сидя к коляснице подозрительно близко. Как только подошел Лишний, девушка покраснела и нервно убрала прядь волос за ухо, что в общем-то было для неё нетипично. Но Лишний этого не заметил.
- Нужно поговорить.
- Лишний.. ты не видишь, я занят?
- Ничего, подождут твои дела.
- Нет,..
- Пошли, говорю, - не дожидаясь, пока Шкура сообразит, Лишний схватил его за ворот рубахи и оттащил к выходу, да с такой резвостью, что парень чуть не свалился на пол. Только выдворив его в коридор к лестнице, Лишний ослабил хватку.
- Какого...?
- Это ты скажи какого? Что стряслось?
- В смысле?
- Не прикидывайся идиотом, Шкура! Ты меня избегаешь!
Хлопнув глазами, Шкура нервно хихикнул.
- Что за бред ты несешь, Лишний? Головой повредился? Если меня несколько дней не тянет в карты или к бухлу, это не значит, что я тебя игнорирую. В Доме есть и другие ребята, знаешь ли.
- Другие , значит да? Хера ли ты шаришься по комнатам то с Сорокой, то с Книжцицей!
- WT... Лишний, блеать, это что, сцена ревности?
- Да пошел ты нахуй!
- Сам иди! А лучше найди себе собутыльника!
- Оо, как мы заговорили! С чего ты решил, что мне нужен собутыльник?
- Ну еще кого найти. Раскладывай карты в конце концов со Стенкой. Спроси, как это делать у Пи - она в этом мастер.
- Я похож на аутиста?
- Иногда мне жаль, что не похож...
Лишний осекся.
- Что?
Он решил, что Шкура шутит. Но глаза Шкуры были серьезны как никогда.
- Я говорю, тебе нужно расширять круг знакомств, Лишний. Я не могу вечно сидеть с тобой как нянька.
- Чт... бля, что за бред! Я не прошу сидеть со мной! Мог бы хоть поинтересоваться, как у меня дела? Эй, куда ты?!
- С меня хватит. Я пошел к Книжнице. Ты прервал наш разговор, если твоя истерика не дала тебе этого заметить.
- Ты.. сукин сын! Ну и катись! Нахуй ты кому сдался.
- На себя посмотри, - буркнул Шкура. Тихо и как бы между прочим. Но этого хватило, чтобы в конец вывести и так взвинченного Лишнего. Не помня себя от ярости и обиды, он бросился на парня, дав ему хороший пинок в бок. Белобрысый на этот раз не стал избегать конфликта и ответил ударом на удар, да с такой силой, что Лишний отлетел к перилам, чуть не перекинувшись через них прямиком на ступеньки. Оттолкнувшись от деревянных прутьев, мальчик с воплем бросился на Шкуру, повалил его на пол и принялся осыпать ударами. Запыхавшись, Книжница выкатила в коридор и закричала от увиденного. На шум быстро слетелись Длинный, Шалфей, Сорока, Счастливчик. Вскоре через них пробился Чекист. От его прыткости кожаный плащ вздымался в воздух, как у супергероя. Он поспешил оттащить Лишнего от Шкуры, второго же пришлось зажать в тисках Шалфею.
- Прекратите оба!
Ребятам не оставалось ничего другого, кроме как обвиснуть в руках держащих. Шкура с рассеченной губой, Лишний с синяком под глазом, горбившийся от боли в спине. Их ждало наказание, но благо порознь. Благо.

Когда Лишний открыл глаза, он сразу почувствовал, что что-то не так. Это было очень странно. Он с немым ужасом смотрел на потолок, который будто бы отдалился от него на 10 метров. Стены словно бумага прогнулись под натиском тяжелой крыши, грозясь вот вот свалиться ему на голову. Узоры и картины превратились в размытые зернистые пятна, будто сползли с картин Ван Гога. Лишний испугался, но боялся что-либо сделать. Дул сильный ветер, донеся до него запах травы, хотя за окном была поздняя сухая осень. Парень попытался встать, но не смог этого сделать: на него навалилась сильная тяжесть.
"Лежи", пророкотал Дом. "Лежи, потому что вскоре ты не сможешь встать".
Не найдя происходящему рационального объяснения, Лишний снова провалился в сон.

Услышав утреннее щебетание птиц, Лишний медленно приоткрыл один глаз. С облегчением заметив, что всё вернулось на свои места, он решился открыть оба глаза. Ночная тяжесть во всем теле никуда не пропала - было такое ощущение, словно по крови пустили жидкий свинец. Тем не менее, он заставил себя встать и спуститься на завтрак.

Отворив дверь на кухню, мальчик моментально ощутил на себе взгляды. Завсегдатаев Кофейника и преподавателей. Вскоре Лишнему сказали, что Шкура покинул Дом.
Навсегда.

***

- Пошли поговорим. Тебе нужно отвлечься, - Длинный уверенно привстал, ткнув парня тростью по щиколотке.
Мотнув головой, Лишний наконец поднял взгляд. И улыбнулся.
- Спасибо. Но мне нужно просто выпить, - осушив стакан, он поставил его перед Холодрыгой и махнул рукой в сторону магнитолы. - Сделай погромче, пожалуйста.
Ответив понимающим кивком, девушка молча выполнила просьбу.


To send me blue valentines
Like half forgotten dreams
Like a pebble in my shoe
As I walk these streets


За окном уже давно стемнело. Кофейник освещали только уютные гирлянды, чей свет отражался в поблескивающих глазах Лишнего. Карты безжизненно покоились на столе, разбросанные между бутылками и стаканами, словно поверженное в бою войско. Дурман из кальяна Кобры клубил над головами сидящих, танцуя в шелковом голосе Тома Уайта, который вел с Кофейником томный диалог. Хоть и не знал о его существовании.
А перед Лишним сидел Шкура. Белобрысый и веселый, неугомонный и азартный. Он размахивал руками, вставляли несуразные шутки, жестко стебал друга и, периодически, безжалостно громил его карточные сеты. Но одно оставалось неизменно - это теплота и дружелюбие в глазах, каждый раз дававшее Лишнему надежду на то, что он никогда не будет один.

And the ghost of your memory
Is the thistle in the kiss
And the burgler that can break a roses neck
Its the tatooed broken promise
That I hide beneath my sleeve
And I see you every time I turn my back


- Blue valentine...
- Что?
Хлопнув глазами, тем самым сморгнув мелкие капельки влаги между ресниц, Лишний словно очнулся от транса. Из колонок доносился уже совсем другой трек, а в Кофейнике не осталось никого, кроме них с Холодрыгой. Судя по хлопающим дверям, ему не показалось: минуту назад сюда заглядывал Чекист и велел им сворачиваться.
Холодрыга прибиралась на столе, стирая грязь мокрой тряпочкой. Прямо как классический бармен в полутемном пабе. В одном из фильмов, которые они смотрели..
- Лишний.
- М? - парня насторожил шепот, на который внезапно перешла девушка.
- У меня есть кое-что для тебя. Прости, что не отдала сразу. Случай не представился.. но, мне кажется, он знал, кому его оставлять, - порывшись в складках своего пледа, она выудила маленький конверт и передала Лишнему.
Одному Вию известно, откуда в этом доме нашелся конверт (видимо отправитель стащил его у Мегеры). Внутри конверта покоился сложенный листочек. Письмо..
Дрожащими от выпитого за вечер руками, Лишний развернул его. Он надеялся на подробное письмо от Шкуры и хоть какие-то объяснения его исчезновению. Насчет отправителя, Лишний не ошибся. Но вот послание вовсе не было подробным. Оно содержало только
Прости. Я просто боялся прощаться.

Пальцы, напрягшиеся до предела медленно скомкали листок.
- Пидор.
- М?
- Кхм. Прости.
Какое-то время они молча смотрели перед собой.
- Хо... кхм, - парню пришлось прочистить горло. Начало предложения пошло с тяжелым хрипом. И дело не в выпитом и скуренном. - Холодрыга. Мне.. нечего здесь делать.
- Что? - лицо девушки вытянулось.
- Мне.. мне нужно.. - помешкавшись, парень перегнулся через стол, потянувшись к уху девушки. Даже несмотря на то, что в комнате никого не было, он боялся говорить это вслух.
Глаза Холодрыги расширились.
- Ты...
Нависло долгое молчание. Лишний пилил девушку взглядом.
- Это не по моей части.
- Но ты знаешь по чьей.
- Знаю... но.
Лишний коснулся её рук своими. Холодрыга вздрогнула - его ладони были ледяными. Девушка глубоко вздохнула.
- Ладно...

Шалфей зашел в Кофейник, чтобы забрать Холодрыгу. Девушка сидела одна и смотрела в одну точку.
- Что-то случилось?
- Нет... ничего...
Но она знала, что вскоре Дом не досчитается еще одного человека. И была права.

- Шкура?!
Все, кто был в Столовой (то есть ВСЕ) в шоке посмотрели на внезапного гостя. Кроме, пожалуй, преподавателей, которые ничуть не удивились его появлению.
- Только быстро, тебя ждут к полудню, - бесстрастно сказала РЖД, переглянувшись с Чай.
- Где ты был, альбинос чертов, - вкрадчиво поинтересовался вожак Красных.
- Прости, Шалфей. Все случилось так внезапно.. Белочка, подай мне, пожалуйста, блинчик.
Налив себе чай, Шкура смотрел на всех с большой теплотой, будто бы его не было несколько лет. Один взгляд украдкой предназначался столу Черных.
- Ужас, а я уже успел по вам соскучится. Меня ведь приняли в мед училище! Я буду учиться и получу диплом!
- Круто, поздравляем.
Впрочем не все из Красных были рады за Шкуру, чего он вполне мог ожидать. Не для всех уход в Наружность являлся хэппи эндом.
- Чего ж ты не попрощался.
- Не успел, все произошло слишком быстро. Мне и вырваться то у далось с тем еще боем. Думал не вернусь, блин.
- Раньше надо было забегать, - буркнул Длинный.
- А что?
- Лишний тебя не дождался, - Белка драматично вздохнула. Впрочем вскоре продолжила оживленную беседу с Холодрыгой, сидящей по левую руку от Шалфея.
Шкура в иступлении уставился на девушку. Потом на Длинного.
К завтраку он так и не притронулся.

***
~
- Ай!
- Тссс... уже все, все.
Мальчик непослушно болтал ножками, дожидаясь, когда Паук обработает рану на коленке. От зеленки чуть пощипывало. Но так надо, сказал добрый доктор. Надо, чтобы рана не загноилась и побыстрее зажила.
И мальчик ему верил. Несмотря на рассказы старшеньких о том, что добрых Пауков не бывает, были и исключения. Это высокий белобрысый доктор, немного неряшливый, словно постаревший Курт Кобейн. Ходили слухи, что сам он когда-то вырос в Доме, но никто не знает наверняка. Тем не менее, Могильник перестал наводить ужас на детей Дома. По крайней мере не так, как раньше.
- Всё? Я могу идти?
- Да, беги.
Улыбнувшись, мужчина проводил мальчишку взглядом. Он напоминал ему Мелкого. Но слава небесам, Попрыгунчик - так прозвали мальчишку старшенькие - не был неразумным. Пройдет несколько лет, и он будет сидеть в Кофейнике, курить и пить алкогольные напитки. Возможно играть в карты, как когда-то играли Шкура и Лишний.
Паук улыбнулся.
Славное было время...

Ближе к полудню, он зашел к директору. В кресле сидела женщина в возрасте. Хоть годы и отыгрались на её внешности, Мегера по-прежнему могла парализовать цепким кошачьим взглядом, словно ты в чем-то провинился, даже если это вовсе и не так.
Напротив директора, сидя в огромном для его размеров кресле, болтал ногами мальчик лет 12ти. Точнее одной ногой, в то время как вторая висела неподвижно.
- О, хорошо, что ты зашел. Прости, что отвлекаю, Чекист занят. Можешь отвести новичка в его комнату?
- Конечно.
Не впервой.
Шкура ладил с детьми, хотя сам ничего для этого не делал. И Мегера активно этим пользовалась.
Подойдя креслу, он склонился к ребенку.
- Привет. Как тебя зовут?
Но ребенок не обратил на него никакого внимания. Он болтал ногой, смотря перед собой. Когда мужчина в белом халате повторил свой вопрос, мальчик лишь одарил его косым апатичным взглядом.
- Глухой?
- Нет. Разрыв сухожилия правой ноги, - Мегера безразлично перелистнула личное дело. - Сирота.
- Океей... - Шкура повторно обратился к новенькому. - Пойдем.
Не дожидаясь ответа, он взял мальчика за руку и повел из кабинета. Тот послушно, хоть и без какого бы то ни было рвения, вышел следом.

Мальчик был худым и чуть прихрамывал. На голове во все стороны торчали непослушные темные волосы, а позади на лопатки спадали длинные пряди, словно небрежный парикмахер забыл их отстричь. Новичок смотрел на все со скептицизмом, не свойственным его возрасту. Шкура повел ребенка по классным аудиториям, знакомя с преподавателями и группами.
- Это Иоанна Анатольевна, преподаватель математики.. но все называют её Лямбда. А это...
- Че приперся, Шкура, епт.. не мешай вести урок!
Из дверей аудитории выглянул солидный стройный мужчина. Аккуратно зачесанные волосы были собраны в хвост. Смокинг светился чистотой, а бордовый галстук идеально сочетался с красной рубашкой.
- Прости, Длинный... кхм. Это преподаватель по обществознанию, - сказал он, чуть погодя, когда они отошли на безопасное расстояние.
- Он какой-то...
- М? - Шкура удивился тому, что мальчик подал голос. Он думал, что не услышит от того ни слова ещё продолжительное время. Обычно так и происходило. - Какой?
- Стремный.
Мужчина не смог сдержаться и рассмеялся.
- Это точно. Мы с ним раньше учились. И знаешь... с годами его характер только хуже... - нервный смешок. - Я бы сказал, странно, что мы выжили после совместного проживания в Доме. Но ты не бойся. У него скверный характер, но друг он хороший.
- М... - мальчик резко погрустнел.
- Что-то случилось?
- В прошлом приюте у меня не было друзей.
- Ну и что? Почему ты решил, что и здесь их не будет.
- Не знаю.. я везде лишний.
У Шкуры внезапно пересохло во рту.
- Не переживай. Они обязательно у тебя появятся. Я помогу тебе в этом.
- Правда? - глаза мальчика заблестели. - Не врете?
- Не вру.
- Пообещайте мне.
- Обещаю.
Шкура опустил взгляд на ребенка, уловив неверие в его глазах. Вздохнув, он потрепал мальчика за волосы и пробормотал слова:
- For you I can do everything.
Насупившись, мальчик провел рукой по затылку, машинально дернув свой хвостик.
- Фуу.. прекратите.
В груди у Шкуры ухнуло, будто эхо слов из далекого прошлого.
Какое-то время они шли молча.
- Ты умеешь играть в покер?
- Нет.. а что это?
- Карточная игра. Я научу тебя. Только не говори никому, - и приложил палец губам.
Мальчик впервые улыбнулся.

@темы: -Четвертый выпуск-, [Белка], [Вавилон], [Длинный], [Жираф], [Книжница], [Кобра], [Лишний], [Мелкий], [Паразит], [Пацифист], [РЖД], [Сорока], [Счастливчик], [Удильщик], [Холодрыга], [Чекист], [Шалфей], [Шкура], Проза

Комментарии
2013-12-30 в 01:19 

Той
Эскапизм как образ жизни.
Пурпурпур, Лишний. Трогательность какая пронзительно-меланхоличная...)
А еще мне нравится, как ты описываешь Кофейник. И Уейтс. Ащ.

2013-12-30 в 01:47 

[EgoBrain]
Life Is But A Dream
Той, спасииибо) очень приятно от тебя это слышать:3

     

Другой Дом

главная