• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Коля, хватит! Коля, пойдем! (список заголовков)
23:55 

Коля, хватит! Коля, пойдем!
И имя мое - Никто, мне нисколько лет.
Части присутствующих я уже читала этот текст, а c названиями у меня все еще очень плохо.
Участвуют, упоминаются и появляются: Герда, Зигзаг, Сойка, Апостол, Чертоги Разума, Вихрь, Наполеон, Платон, Санта, Динь-Динь, Как Повезет, Дали, Нефть, Керосин, Винни.
Таймлайн: осень до игры.

-Где?! – вопль Зигзаг разрезает уютную и теплую пелену сна. Кто-то гораздо спокойнее отвечает ей, ипусть же он пребывает здрав.
Герда забилась в угол Перекрестка, в полумрак и в одеяло. Вечер – время буйных картежников и шумных пьяниц Кофейника. Это некоторое безумие, опускающееся на его стены с каждым вечером, как будто ночью настанет маленькая смерть и перед ней надо успеть надышаться. Герда прекрасно чувствуетсебя вписанной в любое время, но сегодня отступает в свой угол, предпочитая слушать пышущий жизнью Дом.
Вот на подоконнике взасос целуется этот мачомэн Винни, с какой-то кукольноподобной барышней – Герда слышит, как цокают каблучки, когда она спрыгивает на пол. Тем временем Платон шелестит страницами книги в противоположном углу, и ни на что не отвлекается. На лестнице Санта собрал свой курятник – Дали, Динь-Динь, Как Повезет - подманив на очередную сказку. Бряцая амулетами и верещана разные лады, куда-то прокатились по коридору Вихрь и Сойка. Герда, довольно урча, переворачивается на другой бок.
-Где она?! – уже ближе звучит Зигзаг и в голосе ее натуральная истерика.
Топ-топ, сотрясает паркет слепая девушка.
Бум-бум, сотрясает стол в Кофейнике Наполеон своим кулачищем.
Где-то чиркает спичкой Керосин и девушка высовывает нос из одеяла, чтобы уловить этот запах даже через этажи и перекрытия.
Дом принадлежит им, и Герда блаженно улыбается в своем коконе, пока налетевшая Зигзаг не выволакивает ее за волосы в центр Перекрестка.
-Это ты, сучка, его украла!

@темы: -Пятый выпуск-, [Апостол], [Вихрь], [Герда], [Динь-динь], [Как Повезет], [Дали], [Платон], [Сойка], [Зигзаг], [Керосин], [Наполеон], [Винни], [Нефть], [Санта], [Чертоги Разума], Проза

21:13 

Коля, хватит! Коля, пойдем!
И имя мое - Никто, мне нисколько лет.
Этот текст - вольная фантазия на тему и он полон любви через край. Потому что все маленькие. И просто потому что.


Название: Остаемся зимовать.
Таймлайн: Четвертый выпуск до ухода старших из третьего. Всем присутствующим 10-11 лет.
Персонажи: Сорока, Смельчак.
Появляются: Мелкий, Иглобрюх, Пацифист, Лучик, Щука. Так же вполне опознается Счастливчик.




Я люблю снег. Люблю колючий в лицо, от которого потом страшно больно и смешно улыбаться, люблю мягкий и пушистый, наметающий на шапке сугробики. Люблю сумасшедшую весну, когда от запаха травы, листьев, цветов и пыльцы гудит голова и хочется петь, а половина домовцев-аллергиков начинают чихать и пухнуть. Лето люблю, оно такое… осязаемое, основательное, пышущее теплом и светом. И осень, конечно, тоже люблю. Ее пряный запах, похожий на весенний, только наоборот – она тоже пахнет талой водой. Люблю выскочить под весеннюю грозу, промокнуть до трусов, прыгать и визжать, когда гром и молнии режут по глазам. А потом тыкаться лицом в мокрые цветы, продышаться ими насквозь. Люблю летом качаться на качелях до головокружения и поднимать ногами облачка пыли. Люблю осенью залезть на дерево, сидеть и смотреть, как планируют на землю глянцевые листья.
Но больше всего на свете я люблю залепить снежком Смельчаку в морду!

@темы: Проза, [Щука], [Шаман], [Тишина], [Счастливчик], [Сорока], [Раскол], [Пацифист], [Мелкий], -Четвертый выпуск-

23:32 

Коля, хватит! Коля, пойдем!
И имя мое - Никто, мне нисколько лет.
Пусть и тут будет)
Нефть.


@темы: -Пятый выпуск-, [Нефть], Арт

15:14 

Коля, хватит! Коля, пойдем!
И имя мое - Никто, мне нисколько лет.
Танцы на костях.

Случилось, написалось, родилось. Заранее простите - я никогда не писала хоть сколько-то "о личном".
Немножко АУ, немножко ООС, и просто как это могло было бы быть - в другом мире? в другой жизни? в другом Доме?
В ролях: Другой и Сорока.
Появляются и упоминаются: Раскол, Мелкий, Пацифист, Шалфей, Шкура, Удильщик.

Это мой маленький фетиш - тексты с музыкальным движком. Рекомендуется к прочтению именно в сочетании)


Тяжелая ночь Выпуска опустилась на Дом, превратив его во вражеский тыл. Темнота цепко схватила его, забаррикадировала окна и не собиралась отпускать свою жертву. В эту ночь каждый оказался как никогда одинок - ибо ни один шумный Перекресток или прокуренный Кофейник не заполнит пожирающую внутреннюю пустоту.
Другой покинул свой пост виночерпия и, странно поеживаясь, как от холода, взбежал по лестнице на второй этаж. До его ушей донеслись звуки далекого скандала и драки из столовой. На третьем этаже с грохотом захлопнулась дверь женской спальни. Гулкий рокот шагов по ступенькам. Скрежет ногтей о дверной косяк. Скрип половиц в спальне. Шум воды в ванной. Царапанье мелка по стене. Звуки обрушились на Другого кипящим, полным жизни водопадом. Голос Дома. Так Дом оплакивает уходящих.

@темы: Проза, Музыка, [Шкура], [Шалфей], [Удильщик], [Сорока], [Раскол], [Пацифист], [Мелкий], [Лишний], -Четвертый выпуск-

10:07 

Коля, хватит! Коля, пойдем!
И имя мое - Никто, мне нисколько лет.
С днем рожденья, Пи.




@темы: Арт, [Пи], -Четвертый выпуск-

23:31 

Коля, хватит! Коля, пойдем!
И имя мое - Никто, мне нисколько лет.
Очень спонтанное то, что, наверно, произошло, а может и не могло произойти никогда.
Участниками не одобрялось, им тоже на суд.
В ролях - Сорока и Пацифист, появляются Лишний, Мальвина, Тишина, Щука, Спичка, упоминается Пи.


Я уже забыла, когда это началось.
Каждый раз, всегда, неизменно, в тот момент, когда сон постепенно начинает выпускать тело и сознание из своих пальцев, но голова все еще тяжелая, а глаза еще не открылись, я слышу один и тот же голос, одинаково твердым тоном приказывающий мне, почти что кричащий: "Упади!".
И я просыпаюсь как от толчка в плечо.
"Упади!" - приказывает он. Упади. Упади!
А я сажусь, зеваю, потягиваюсь, усмехаюсь. Нашел, что кричать, тоже мне...
Ну, упала. Ну и что?

Только сегодня мы как-то отошли от "правила".
Этот приказной тон выдернул меня на, внезапно, чьи-то вполне удобные колени. А следующим открытием, после относительного пробуждения, стала чья-то рука, ласково шебуршащая мне волосы. Это уже вконец заинтриговало.
Я повернула голову и тут же сощурилась от слепящего солнечного света, бьющего прямо в окно, а теперь и мне в глаза. Первые несколько секунд все смешалось и я не могла различить в ярких золотистых лучах такие же светлые, золотистые волосы, спускающиеся мне почти до самого лица.
Дальше.

@темы: Проза, [Тишина], [Спичка], [Сорока], [Пи], [Пацифист], [Мальвина], [Лишний], -Четвертый выпуск-

00:30 

Впусти меня.

Коля, хватит! Коля, пойдем!
И имя мое - Никто, мне нисколько лет.
Короткая фантазия на.
Упомянутые в тексте ребята уже читали и, в принципе, нормально оценили, так что опубликую, пожалуй, здесь.
Временно не ставлю теги, ибо нравится мне всякая фигня вроде "Угадай, про кого?)".


Ну и саундтрек, по традиции.


Автомобиль плавно катился по пыльной нагретой солнцем дороге. Мимо окон проскальзывали парки и скверы типичной городской окраины, типовые дома, похожие, словно близнецы, прогуливающиеся пенсионеры и мамы с детьми.
Водитель такси не донимал разговорами и хорошо. Молодой мужчина, сидящий на заднем сидении, покрутил ручку окна и подставил ладонь приятному прохладному потоку воздуха за бортом машины. Пассажир прикрыл глаза и глубоко вдохнул. Вот ветер, слегка щекоча, обдувает запястье и ладонь, трепещут расслабленные пальцы, чьих кончиков словно касаются холодные перышки. Пассажир улыбался. Осеннее солнце приятно грело веки.
Таксист затормозил у железных ворот с калиткой и казенной вывеской, помог выгрузить из багажника скромный чемодан его клиента, принял положенную плату и был таков. Мужчина повернулся лицом к пункту своего назначения. Забор. Он провел двумя пальцами по железному пруту. Крашеный темно-зеленой краской железный забор. Шероховатости и зазубринки. Краска была положена больше года назад, сам металл поеден ржавчиной, скоро вновь потребуется покраска. Ручка калитки послушно легла в ладонь. Петли провернулись с низким хрипом.
Это был старый дом, и, наверно, самый последний в городе. Иногда казалось, что он вообще стоит на отшибе мира.

@темы: Проза, Ассоциации

06:52 

Коля, хватит! Коля, пойдем!
И имя мое - Никто, мне нисколько лет.
Сорочья сказка номер два: рассказанная Длинному с краешка ванной.

Сказка про Дурочку и Смерть.

В одной тихой сонной деревне жила-была Дурочка.
На самом деле, она была самая настоящая круглая дура, да вот только язык не поворачивался так ее назвать, потому что дура была очень худенькая, совсем не круглая.
Дурочка очень любила свою маму: ее ласковые руки, уютные колыбельные перед сном и добрые глаза. Да вот только не помнила Дурочка ни этих рук, ни колыбельных, ни глаз, она вообще свою маму никогда не видела, потому что мама бросила ее еще младенцем. Но Дурочка не обижалась и не роптала. И все равно любила.
Дурочка очень любила тетушку-булочницу, в чьей пекарне она жила и помогала на кухне да по хозяйству: за мудрый совет и заботу. Да вот только никогда ни заботы, ни мудрого совета Дурочка не слыхивала от булочницы - все только пинки, оплеухи да куском хлеба упреки. Но все равно не роптала и очень любила тетушку.
Дурочка очень любила своих друзей, всегда веселых и заводных шутников. Да не замечала только, что потешались они всегда над ней, дурочкой.
Дурочка очень любила юного фермера, живущего по соседству, он был ласков и учтив с ней, и отдала ему Дурочка свое сердце, да только когда пришло время фермеру жениться, выбрал в жены другую девушку - красавицу и, конечно же, умницу.
И опечалилась Дурочка, и как-то утром, на самом рассвете, сложила свои негустые пожитки в узелок и пошла куда глаза глядят - то ли счастья искать, то ли правды... то ли ума себе, дурочке.
Шла три дня и три ночи Дурочка бескрайними полями, лесами, холмами, много видала пастухов, торговок, дровосеков, со всеми говорила - всех когда-то покидали любящие мамы, или разбивали сердца женихи и невесты, или попрекали и обижали, над всеми друзья насмехались. Никто не знал, ни где правда, ни где счастье. Ни где ум ее, дурочкин, тем более.
Долго шла, устала, и на четвертый день вдруг смотрит Дурочка - а сама Смерть стоит перед ней и посмеивается.
-Долгий путь у тебя был, Дурочка, а ты - храбра, да, чего греха таить, безрассудно. А люблю я храбрецов безрассудных. Ох люблю! Так что исполню любое твое желание, выбирай.
Подумала-подумала Дурочка, плечами пожимает - мол, да ничего ей, дурочке, не надо.
-Как же так! - удивилась Смерть, - Хочешь, богатств невиданных, драгоценностей сверкающих да нарядов бархатных?
-Нет, - отвечает Дурочка, - На что мне красоты такие, если все они истлеют да забудутся? Не нужны они мне.
-Ладно. А хочешь, важной знатности да власти безграничной? С королями будешь за одним столом трапезничать да слугами командовать!
-Жестоко это - командовать, - покачала головой Дурочка, - А у королей и без меня хватит соседей для трапез, не нужно мне власти и знатности.
-Хорошо-хорошо, - начала совсем злиться Смерть, - Знаю я, чего хочешь! Любви сказочной, дом-полную чашу, да детишек по лавкам.
Резко вскинула голову Дурочка:
-Да нет никакой любви на белом свете! Не бывает ее, любви, выдумали ее сказочники, врут певцы и поэты. Нет ее, любви этой.
Дурочка оглянулась в сторону родной деревни.
-Однако же... придумала я одно желание, Смерть... Сделай их счастливыми. Сделай так, чтобы матушка моя горя и бедности не знала, чтобы детишки, что после меня у нее родились, слушались ее и почитали, а муж - мастер на все руки да кормилец. Сделай так, чтобы тетушка-булочница каждый день много хлеба пекла да продавала, дела ее чтобы шли хорошо. Сделай так, чтобы соседи мои да друзья старые жили в мире и покое, а юный фермер чтобы был счастлив со своей молодой женой... чтобы быт их ладился, а дети были здоровы и красивы. Сделай так, чтобы у них все было хорошо.
-Сложное желание ты мне загадала, девочка. Придется плату с тебя взять. Что отдашь мне?
-Что хочешь.
-Всю одежду свою да пожитки отдашь мне?
-Бери.
-А память свою отдашь мне? Ни дом родной не вспомнишь, ни лица знакомые, ни даже себя.
-Забирай память.
-А ноги твои молодые, крепкие и здоровые? Будешь сидеть кулем день за днем и год за годом, не сдвинуться. Не жаль?
-Не жаль, бери и ноги мои.
-А жизнь свою отдала бы? - хитро прищурилась Смерть, - Не убоялась бы?
-Возьми и жизнь, всю возьми. Не убоюсь, - склонила голову Дурочка.
Улыбнулась Смерть и тихо рассмеялась. И положила костлявую руку на голову Дурочке, и поцеловала ее в лоб, и увела с собой, и неспешно шагая рядом ушли они.
А мама, тетка-булочница, друзья-соседи и юный фермер так никогда и не вспомнили о Дурочке.
И жили они долго и счастливо.

@темы: [Сорока], -Четвертый выпуск-, Сказки

00:52 

Коля, хватит! Коля, пойдем!
И имя мое - Никто, мне нисколько лет.
Это был для начала просто мини-фанфик, а потом, по сути, он вполне вплелся в реальный сюжет.
Но нынче это просто фанфик.


Какой прекрасный, интересный порошок. Интересный.
Ай да Шкура. Ай да умница. Мы с ним изрядно подчистили запасы наших Пауков, так что в последний раз он принес даже ему самому незнакомый пузырек.
-Что было, - говорит, -То и принес. Сама разбирайся.
"Психостимулятор, стимулятор ЦНС, увеличивающий выброс допамина и норадреналина" - сообщила мне этикетка. О да, я разобралась.
В первый раз это случилось несколько недель назад. Вся спальня была моя. Я не пошла на уроки, на завтрак, вообще носа не высовывала из под одеяла и мы с Гашишем, найденым мною совершенно случайно в Доме серым котищем, и дневником возлежали и царствовали. Впрочем, обо всем по-порядку...
Как это круто, когда люди сразу понимают, что такое "нахуй"!
Белка вот гневно поджала губки, но не стала возражать и отправилась в путь.
Книжнице, однако, пришлось повторить два раза и убедить, что ее доводы и аргументы нынче не работают. Получилось. Книжница поехала учиться.
А Кобра прекрасна как рассвет, ибо ни единого слова не сказав, укатила на уроки следом за дамами.
Кажется, я одна.
Наконец-то.
Господи.

-Знаешь, я видела сон, и мне снилась бесконечная железная дорога и шагающий по ней человек.Он шел, не зная куда, не зная зачем, но зная - надо. Идти. Дойти. И он дошел. Прямо на железнодорожных путях росла гладкая бетонная стена, на которой было выбито: "ГОРИЗОНТ". Человек, кажется, понимал, что дальше хода нет, что это конец мира, что он дошел до предела, до горизонта, но никак не хотел с этим смириться. И он полез на стену - трудно лез, она же была абсолютно гладкая. И он забрался на нее, свесил ножки на другую сторону - а не было ничего на той стороне. А на той стороне была черная пропасть - что вверх, что вниз. Бушевала буря в этом абсолютном ничто, выл ветер и сверкали молнии. И человек посмотрел вниз, в никуда и не верил, что дальше ничего нет. И захотел человек прыгнуть.
-И он прыгнул?
-Нет, не знаю - меня Белка разбудила. Так и кончился этот сон. Но мне кажется, может и правильно он оборвался?
-Правильно, сны и должны так заканчиваться. Чтобы над дальнейшим ты подумала сама.
-Понимаешь, надежда... Двуличная сука! Она может ослепить так, что ты будешь сидеть и плакать над телом дохлой лошади, готовый свернуть горы ради этой дохлой лошади, когда самое время встать, найти другую и ехать вперед.
-А здесь уже вопрос в том, чего ты хочешь. Если тебе нужны свернутые горы - ну и пусть ради дохлой лошади - сверни эти горы. Если тебе нужно вперед - да, правда, встань, найди другую лошадь.
-А если мне нужна сама лошадь, именно эта лошадь?!
-Ну извини...
Мы замолкаем. Потом она продолжает.
-Когда лишаешься надежды - можешь обрести свободу. Так ли нужна тебе лошадь? Не лучше ли вообще оставить ее и двигаться вперед одному, пешком?
-Может быть. Не знаю. Ничего не знаю. Вот сидя там, на стене, на краю мира...
Она вдруг резко наклоняется ко мне и внимательно смотрит сквозь очки.
-Чего же ты хочешь?
-Свободы.
Она отстраняется и едва заметно улыбается уголками губ.
-Тогда прыгай.


Когда воспоминание погасло, я резко откинула одеяло, вскочила, застонав от боли и уронив кота на пол с гневным "мяф!". Я поняла, что не могу больше терпеть. Я устала быть слабой, грязной, уродливой, потерянной. Больной. Им. Тобой. Всеми. Нет сил делать вид, что все хорошо, а я эдакий оптимист, блюющий солнечным светом. Дом, ты слишком много у меня забрал. Дом, ты без оглядки пожираешь. Теперь мне все равно, что со мной будет.
Пузырек лежал на своем месте, под матрасом. Не уверена, что действовала так, как нужно, но, усевшись на полу интуитивно вытряхнула несколько капсул и расколола их ногтями на твердую обложку первой попавшейся книги. Сняла с руки кольцо и ярко-синим камушком методично перетерла гранулы в пыль. Оторвала кусок от первого попавшегося листа блокнота, скрутила трубочкой. Кажется, там был рисунок... похуй. Через несколько секунд станет абсолютно похуй.
-Тогда прыгай, - шептал прямо в ухо голос Холодрыги.
И я прыгнула. Без головы, парашюта и совести.
Отфыркивалась от непривычного порошка в носу. Собрала пальцем остатки белой пыли с обложки "Мастера и Маргариты" и втерла в десны. 5 секунд. 10 секунд. Тело потеряло свой вес, а голова почему-то склонилась к кровати. Чувствую, что глаза широко распахнуты, но в них все темнее и темнее. Не чувствую пола под собой. Только холод. Кто открыл окно?.. Ветер. Холодный. Темно. Я не вижу... ничего не вижу. Могу слышать. Слышно... шелест. Листья. Скрип. Это деревья. Не больно. Ничего не болит. Так странно. И легко. Я не вижу. Ничего не вижу. Важно ли это? Нужно ли это? Чшшш... тихо-тихо... Здесь все спокойно. Здесь своя дорога. Дойти бы. Куда? Зачем? Здесь холодно. Все застыло. Чувствую как холод снега режет босые ноги. Треща, ледяная корочка покрывает руки и шею. Снег прикрывает голову. Белый снег словно белый порошок. Залепляет нос. Лупит в слепые глаза. Укладывается на плечи. Я выдыхаю и пар застывает в воздухе тысячами ледяных иголочек. Белое. Белое. Я не боюсь. Я пришла.

Я рухнула на пол девичьей спальни, чувствуя, как изо рта и носа выливается талая вода, с кончиков пальцев отваливаются льдинки, а из рукавов падает снег. Тепло сковало суставы. Потяжелевшие от влаги ресницы не давали нормально проморгаться. Я обхватила себя за плечи и затряслась в жутком ознобе. Постепенно глазам вернулось зрение.
Там так холодно.
Амфетамин помог запереть панику глубоко внутри, скрыв за каменным лицом и заторможенной реакцией. Да. Я знаю, что это было.
Не помню, как зашнуровала кеды и спрятала пузырек обратно под матрас. Помню, как приятно на ощупь дерево дверного косяка после ледяного онемения рук. Помню, как пьянит теплый воздух коридора в легких, после морозной стеклянной крошки. Мимо прошла РЖД, как-то подозрительно меня рассматривая поверх очков. Не помню, что сказала ей. Не помню, зачем уселась в последнем пролете третьего этажа. Не помню, что пела.
Помню тяжелую руку на плече и издевательское: "Как ты, прелесть моя?". Помню, что послала нахер. Помню, что не помогло. Помню, как пыталась вырваться. Помню пощечину, удар виском о перила, пальцы на шее и как меня волоком тащат к чердачной двери. Помню, как грубо поставили на колени и бряцанье пряжки ремня. Помню еще пару ударов - не по лицу, слишком палевно. Помню, как рванул на мне кофту, а потом и шнурки корсета. Помню, как было больно, как скручивал спазм тошноты. Помню его довольное пыхтение и цепкие пальцы на шее и бедре. Помню хриплое: "Да-да, Сорокушка, умница...", унизительное похлопывание по щеке, когда он наконец-то закончил и скрип закрывающейся двери чердака, оставляющей меня наедине с собой и разбитыми губами.
Дальше только едкий привкус Погибели, видимость тепла и безопасности Кофейника, не задающие вопросов Белка и Холодрыга.
Помню две фигуры и партийку покера на Перекрестке. Шкура. Пряжка ремня . Пряжка ремня тускло поблескивает. Стрит против пары. Длинный учится. Старательно запоминает комбинации. Ты, Длинный?..
А еще я помню, что все это забуду.
Потому что мне вновь поможет белый как снег порошок.

@темы: Проза, [Шкура], [Холодрыга], [Сорока], [РЖД], [Кобра], [Книжница], [Длинный], [Белка], -Четвертый выпуск-

03:30 

Коля, хватит! Коля, пойдем!
И имя мое - Никто, мне нисколько лет.
Общественность тонет в подготовке к ФБ, а я что? А я вам снова ангста принес. Тоже с небольшой преамбулой: текст был наскоро написан мной за ночь в каком-то ненормальном приходе и через пару дней зачитан нами с Длинным по ролям на очередной встрече в Граблях.
А теперь оно же, только буквами.
Предупреждение: лучи любви, ОБВМ и безысходной обреченности.
В ролях, собственно, Сорока и Длинный, много упоминаний об Удильщике, РЖД, Паразите, встречаются Холодрыга, Раскол, Мелкий, Шалфей, Жираф, Шкура, Лишний, Кобра, Белка, Радуга, Скоморох, Чума, Чекист.


…топот и крики на верхнем этаже заглушали этот надрывный почти что визг. Хотя на самом деле Сорока уже сорвала голос до хрипоты и едва шевелила губами – Длинному это резало по ушам словно ножом.
-Пожалуйста… пожалуйста… ты ведь не просто… я не просто так именно к тебе, ты мой друг, ты хотя бы попытаешься понять! Кого мне еще просить?!...
-НЕТ! – Длинный вкладывает всю мощь своих легких, весь абсурд этой ночи в этот вопль, сгребает девушку за шкирку и, мощно встряхнув, прижимает к стене. Только сейчас он нормально присматривается к ней: глаза безумно блестят, на лбу лихорадочный холодный пот, на искусанных до крови губах едва ли не пена выступает, она то плачет, то начинает хихикать…
-Господи, да ты… да ты под наркотой! – он едва ли не отвешивает ей пощечину.
-Конечно… - она отдаляется, запрокидывает голову и начинает хрипло и жутко хохотать, - конечно, конечно, КОНЕЧНО ЖЕ Я ПОД НАРКОТОЙ. Или ты предполагал иное вот с этим?!
Сорока пошатывается, но удерживает равновесие. Одной рукой она задирает рубашку с левого бока, другой чуть приспускает ремень джинс с той же стороны, чтобы сорвать марлевую повязку.
Выпитое за эту ночь плохо повлияло на пищеварение Длинного и он резко зажмуривается, лишь бы не блевануть прямо здесь, прямо тут. От зрелища он спрятался за плотно сомкнутыми веками, но запах… и она подходит ближе… или запах ему мерещится?
-Симпатично, да?..

@темы: -Четвертый выпуск-, [Белка], [Длинный], [Жираф], [Кобра], [Лишний], [Мелкий], [Паразит], [РЖД], [Радуга], [Раскол], [Скоморох], [Сорока], [Удильщик], [Холодрыга], [Чекист], [Чума], [Шалфей], [Шкура], Проза

00:05 

Коля, хватит! Коля, пойдем!
И имя мое - Никто, мне нисколько лет.
Внезапно очень откровенный персонажный текст, страшные и истеричные душевные излияния, кому-то конкретно посвященные, для кого-то в виде упоминаний.

@темы: -Четвертый выпуск-, [Белка], [Длинный], [Книжница], [Лишний], [Сорока], [Удильщик], [Шаман], [Шкура]

17:45 

Коля, хватит! Коля, пойдем!
И имя мое - Никто, мне нисколько лет.
Преамбула: уж насколько помню.

Итак, 4 октября, вечер, считанные часы до игры. Люди либо бегают по потолку, либо откладывают кирпичи. А мне внезапно как будто кто-то хитрый и большой проламывает череп и начинает прямо туда что-то надиктовывать. В полной прострации минут двадцать неотрывно и со скоростью стахановца чет строчу в блокнот, пока мимо лихорадочно бегает Васенька, украшая Кофейник, постоянно в меня врезаясь. Я ей наверняка дико мешалась, но так и не извинилась - Васенька, прости, я не очень умная(
Заканчиваю и иду одуплиться да покурить. Напротив меня в курилке Дрей, Саша и Питер. Первый в полупрострации нервно считает часы до начала, Саша и Питер наверняка тоже это делают, но, возможно, не так явно, либо я не помню.
-У меня есть текст, - говорю я.
-Давай, - они мне.
-Там про Самую Длинную. Там все плохо. То есть вообще хорошо, но плохо.
-Давай уже, - они мне.

И я даю. Черновую версию слышали эти трое, а потом, с легкого пинка Саши, вчера и сегодня я это наговаривал в микрофон и вот. Не могу сказать, что получилось прям классно и так, как я хотела: когда начитываешь в режиме реального времени и живым людям - оно неоспоримо лучше получается.
Но вот.




P.S.:Если кто-то не воспринимает на слух - могу опубликовать текст.
P.P.S.:Упоминаний дофига, посему с тегами бардак. А еще куда-то делся тег Холодрыги Оо

@темы: [Книжница], [Вавилон], -Четвертый выпуск-, [Жираф], [Длинный], [Сорока], [РЖД], [Мелкий], [Лишний], [Чекист], [Удильщик], [Счастливчик], [Шалфей], Другое, [Шкура]

23:41 

Коля, хватит! Коля, пойдем!
И имя мое - Никто, мне нисколько лет.
Больше "довоенных" текстов") В продолжении флешмоба "Как я попал в Дом".
В конце встречаются маленькие Раскол, Мелкий и Удильщик.
Еще мимоходом упоминается Пятница.

...рука в гипсе отвратительно ноет. Мама уже сделала ей укол, скоро должно подействовать, а пока - надо потерпеть.
С самого утра маленькое семейство крутится в сборах - Лина старается быть максимально полезной и суетится вместе со взрослыми. Это из-за нее они так напрягаются... это из-за нее они должны тратить свое время на сборы и дела... она обязательно должна помочь. Но получается только вертеться под ногами и мешать, так что бабушка, больно отхлестав ее мокрым полотенцем, отправляет собираться в своей комнате.
Лина на пару минут зависает перед окном, созерцая осеннюю серую мокрость. В тетрадке теснятся разноцветные рисунки и записи от одноклассников с пожеланиями поскорее поправляться, возвращаться к ним, не грустить, адреса, куда писать письма...
Мокрость за окном лупит каплями по стеклу и Лина всеми силами старается не плакать. Глупые, какие они глупые! Как они не понимают, она не вернется! Она никогда не вернется! Они больше никогда не будут качаться на качелях с Мартой и Кристиной в школьном дворе, не будут носиться в догонялки с Лукасом и Михаэлем, а все письма, что она будет им писать, конечно же, сначала будут получать ответы, а потом...
Ее вычеркнут и забудут. На уроках художеств им объясняли: чтобы нарисовать лошадь, сначала нужно наметить карандашом несколько кругов, а потом стереть ластиком все эти вспомогательные линии. Вот и Лину так. Ластиком. Как вспомогательную линию.

Это все доктор Штайнер. Это все он... Высокий, сухопарый и абсолютно седой - он с первого взгляда не понравился Лине. То ли из-за козлиной бородки, то ли из-за того, что назвал ее этим словом - "инвалид". Лукас и Михаэль тоже знали это слово (отец Лукаса работал на "скорой"), но им хватило ума не употреблять его. А этот что, совсем из ума выжил, старикан?! "Инвалид", тоже мне... Сам ты... на голову...

История про маленькую рыжую еврейскую девочку.
запись создана: 18.10.2013 в 22:36

@темы: -Третий выпуск-, -Четвертый выпуск-, [Мелкий], [Пятница], [Раскол], [Сорока], [Удильщик], Проза

19:24 

Коля, хватит! Коля, пойдем!
И имя мое - Никто, мне нисколько лет.
Знакомство Сороки и Длинного, альтернативный вариант, взаимно-неприязненный))
В ролях - все те же плюс Шаман. Все мелкие, всем лет по 14-15.
Господи, как я их люблю, когда они маленькие, мимими же *_*


- Шамаааан! - громко звала Сорока, еще только сбегая по лестнице. Она размахивала руками, аки крылами, когда пересекала холл и вприпрыжку неслась к спальне друга, - Готовь свою задницу, старый пердун! Я вставлю в нее свой карающий жезл, если ты еще не собрался - а ты не собрался, я знаю!..
Дальше.

@темы: Проза, [Шаман], [Сорока], [Длинный], -Четвертый выпуск-

04:00 

Коля, хватит! Коля, пойдем!
И имя мое - Никто, мне нисколько лет.
После Саши, Гриши и Жирафа мне должно быть вообще стыдно брать в руки ручку, но те, кто видели, единогласно сказали "Давай!".
И я даю.
Каждой птице - по песне)

-Знаешь, я видела сон. И там были птицы с человеческими лицами.

Радуга.

Длинный.

Сорока.

Удильщик.

Белка.

@темы: Музыка, Ассоциации, Арт, [Удильщик], [Сорока], [Радуга], [Длинный], [Белка]

00:03 

Коля, хватит! Коля, пойдем!
И имя мое - Никто, мне нисколько лет.
Для хоть какой-то систематизации и сохранения мозгов читателей от насилия вот такими текстовыми выкидышами, был заведен отдельный дневник Сороки. profileДомашняя Птица.
Там уже есть что-то и еще будет всякое, но практически про каждого.
Внезапно мне гораздо ценнее отзывы в этом дневнике, нежели в моем личном - какая она? Права ли она?..

P.S.: Если не интересно и не по теме соо - не вопрос, выпилю)

@темы: Проза, Другое, [Сорока], -Четвертый выпуск-

Другой Дом

главная