Записи с темой: проза (список заголовков)
05:23 

Все и сразу

Яровий
Я - извращенец, эксгибиционист, мастурбатор, убийца.
Короче, мне лень выкладывать все свои тексты сюда, потому вот все скопом.

Ох и забавно быть Паразитом.
Персонажи: Паразит (внезапно!)
Читать.

Паразит и стая Красных.
Персонажи: Паразит, Шалфей, Удильщик.
Читать.
Читать.

Без названия.
Персонажи: Паразит и упоминаются Чума, Лишний, Удильщик, Жираф, Сорока, Радуга, Шалфей.
Читать.

Кто отец Маркиза?
Персонажи: Паразит
Читать.

Ночь над Могильником.
Персонажи: Паразит, Шаман
Читать.

Эрос и Танатос (вариация на тему Самой Длинной Ночи).
Персонажи: Паразит и почти все.
Читать.

Будущее в Наружности.
Персонажи: Паразит.
Читать.

Утро над Домом. Короткие зарисовки.
Персонажи: Шаман, Паразит, Шалфей, Вий, Чума.
Читать.

А вы думали амулеты с неба падают?
Персонажи: Смельчак (Шаман), прошлый выпуск.
Читать.

Рыцарь и Дракон.
Персонажи: Чужой, Полоз.
Читать.
Читать.

Безысходность.
Персонажи: прошлый выпуск
Читать.

@темы: [Чужой], [Удильщик], [Сорока], [Снег], [Радуга], [Полоз], [Паразит], [Муха], [Лишний], [Жираф], [Вий], -Четвертый выпуск-, -Третий выпуск-, [Чума], [Шалфей], [Шаман], Проза

00:03 

Коля, хватит! Коля, пойдем!
И имя мое - Никто, мне нисколько лет.
Для хоть какой-то систематизации и сохранения мозгов читателей от насилия вот такими текстовыми выкидышами, был заведен отдельный дневник Сороки. profileДомашняя Птица.
Там уже есть что-то и еще будет всякое, но практически про каждого.
Внезапно мне гораздо ценнее отзывы в этом дневнике, нежели в моем личном - какая она? Права ли она?..

P.S.: Если не интересно и не по теме соо - не вопрос, выпилю)

@темы: Проза, Другое, [Сорока], -Четвертый выпуск-

18:41 

Эрос и Танатос (моя вариация на тему Самой Длинной)

Яровий
Я - извращенец, эксгибиционист, мастурбатор, убийца.
Я стою вместе с чужими, чтобы сражать против чужих.
Я сжимаю нож в кармане потными пальцами, и мне даже не хочется мыть руки. Все потому что мои помыслы справедливы и чисты, как слезы ебаных ангелов. Еще несколько десятков секунд, и я буду резать врагов, как крыс, одного за другим.
Террора за то, что поднял на меня руку. Шалфея за то, что предал. Удильщика за то, что наплевал на меня. Длинного за то, что занял мое место. Шкуру за то, что якшался с Вием. Счастливчика просто за то, что он Красный. А когда их не останется, я буду резать тех, кто выжил. Чуму за каждую пощечину. Жирафа за отвращение, которое он ко мне испытывает. Лишнего за то, что он просто есть. Вавилона и Пацифиста просто так.
Мои руки будут мокрые от крови, очень скоро, и я готов кончить от одной только этой мысли.
Но у меня все еще остается десяток-другой секунд, чтобы выбрать первую жертву. Я рыщу взглядом по красной стае, облизываю губы, и чувствую, как от ненависти мое сердце рвется наружу.
Теперь я вижу правду. Все враги, и хорошим может быть только мертвый человек. И я сделаю их всех лучше.
Чей-то смех, заглушаемые выкриками, заставляет мое голову гудеть, и его источник я тоже обязательно прирежу. Пусть умрет, если ему так нравится происходящее, пусть увидит, как это весело – война.
Когда Террор срывается с места, стояк давит на ширинку так, что мне уже больно. Наконец-то. Вот он, первый и самый лучший секс в моей жизни.

Я вижу лицо убитого только, когда его кровь обжигает мне руки. И я замираю, не видя ничего, кроме этого лица. Вместе с удовольствием, ослабившим давление в моих штанах, приходит и нечто другое. Глядя в глаза, в которых жизни с каждой секундой становится все меньше, я вдруг вспоминаю эти глаза мутными от алкоголя, вспоминаю, как поджимаются веки и изгибаются брови, когда обладатель этих глаз смеется. Больше не будет. Никогда.
Дрогнувшей рукой, я выдираю нож из тела, оказавшегося совсем не таким податливым, как крысиное, и кровь снова брызжет на мои руки.
А дальше, уже плохо понимая, что происходит, я успеваю полоснуть ножом по лицу другого нападавшего и воткнуть его в плечо случайно подвернувшему под руку состайнику. Я успел бы еще многое, но все обрывается резко, одним ударом по голове. Одним коротким ударом, после которого нет и быть не может уже ничего.

@темы: Проза, [Паразит], -Четвертый выпуск-

18:37 

Стенка на стенку (Жираф) Тоже про СД

Кирилл Клён
"Я цыган, я пидор, я тебе не нравлюсь..." (с) Василий К.
Стенка на стенку

Вот оно и случилось. То, чего так боялись и не хотели приверженцы мира. То, чего так активно добивались сторонники войны.
Мы стоим двумя жалкими кучками друг напротив друга. Две стаи. Два лагеря. Две стороны одной медали. С ножами, дубьем и голыми кулаками. Кто во что горазд.
Когда же все это началось?

 

@темы: [Шкура], [Шалфей], [Террор], [Счастливчик], [Раскол], [Паразит], [Лишний], [Жираф], [Длинный], [Вавилон], -Четвертый выпуск-, Проза

18:29 

Просто любопытство (Жираф)

Кирилл Клён
"Я цыган, я пидор, я тебе не нравлюсь..." (с) Василий К.
Просто любопытство
Жираф, Паразит, Шалфей, упоминается Вий.

Это потрясение для всего Дома. Вия, конечно, никто не любил. Но…
Каждый раз, когда кого-то забирает Наружность, это шок. Потому что всем нам приятнее думать, что Наружность никогда не случится с нами. Это как со смертью. Мы не помним о ней, пока ни умирает кто-то, кого мы знали. Или кто-то, кто был нам близок.
И вот сейчас...

@темы: [Шалфей], [Паразит], [Жираф], [Вий], -Четвертый выпуск-, Проза

18:28 

Пять шагов. Вариация на тему СД

какой-то мудак
Я могу стать кем захочу! Инфа 100%, мне картоха сказала!
Два берега. Два полюса. Два мира. Две волны, которые вот-вот сольются в одну. Две масти. Кровь и смерть. Злость и страх. Алая пелена перед глазами и темнота в конце пути. Красное и черное.
Красные и Черные. Если кто-то из нас и оставался белым до этой бесконечной ночи, то и ему теперь придется испачкаться.
Я смотрю в глаза, которые смотрят в меня. Которые встречал каждый день в петляющих коридорах, чей взгляд ловил в столовой за бесчисленными завтраками, обедами и ужинами. Глаза людей, с которыми бок о бок прожил чуть больше, чем целую жизнь. Глаза врагов.

@темы: Проза, [Шалфей], -Четвертый выпуск-

18:26 

Сентябрь. В ожидании войны

какой-то мудак
Я могу стать кем захочу! Инфа 100%, мне картоха сказала!
По коридорам пришлось идти, замирая и прислушиваясь чуть ли ни на каждом шагу, чтобы не нарваться на кого-нибудь. Особенно не хотелось бы столкнуться, конечно, с Жирафом. Ему не удобно врать - когда он пристально смотрит на тебя этим своим взглядом, давящим, как бетонная плита, сложно не начать путаться в своих же собственных словах. И глаз не отвести. Приходится стоять и выкручиваться, пока он наконец-то не удовлетворится твоим ответом или не устанет слушать твой бред. Но первый вариант - не вариант, поскольку Жирафа редко устраивает моя ложь, а второй - поскольку у него ужасно хорошее терпение. Особенно в некоторых, отдельно взятых случаях, и с некоторыми, особенно везучими людьми.
Радует хотя бы то, что встречи с Жирафом при желании избежать не сложно, учитывая его уникальный талант игнорировать окружающее, если только оно само не бросается к нему в объятия. Впрочем, встретиться сейчас с каким-нибудь чудом неразумным, или с Паразитом, или с, прости господи, Чумой тоже не хотелось бы.
Сейчас я хочу вспомнить детство и поиграть в бесплотную тень. Ни с кем не видеться, ни с кем не разговаривать, ни для кого не существовать.
Раньше...

@темы: Проза, [Шалфей], -Четвертый выпуск-

Другой Дом

главная