• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
06:52 

Коля, хватит! Коля, пойдем!
И имя мое - Никто, мне нисколько лет.
Сорочья сказка номер два: рассказанная Длинному с краешка ванной.

Сказка про Дурочку и Смерть.

В одной тихой сонной деревне жила-была Дурочка.
На самом деле, она была самая настоящая круглая дура, да вот только язык не поворачивался так ее назвать, потому что дура была очень худенькая, совсем не круглая.
Дурочка очень любила свою маму: ее ласковые руки, уютные колыбельные перед сном и добрые глаза. Да вот только не помнила Дурочка ни этих рук, ни колыбельных, ни глаз, она вообще свою маму никогда не видела, потому что мама бросила ее еще младенцем. Но Дурочка не обижалась и не роптала. И все равно любила.
Дурочка очень любила тетушку-булочницу, в чьей пекарне она жила и помогала на кухне да по хозяйству: за мудрый совет и заботу. Да вот только никогда ни заботы, ни мудрого совета Дурочка не слыхивала от булочницы - все только пинки, оплеухи да куском хлеба упреки. Но все равно не роптала и очень любила тетушку.
Дурочка очень любила своих друзей, всегда веселых и заводных шутников. Да не замечала только, что потешались они всегда над ней, дурочкой.
Дурочка очень любила юного фермера, живущего по соседству, он был ласков и учтив с ней, и отдала ему Дурочка свое сердце, да только когда пришло время фермеру жениться, выбрал в жены другую девушку - красавицу и, конечно же, умницу.
И опечалилась Дурочка, и как-то утром, на самом рассвете, сложила свои негустые пожитки в узелок и пошла куда глаза глядят - то ли счастья искать, то ли правды... то ли ума себе, дурочке.
Шла три дня и три ночи Дурочка бескрайними полями, лесами, холмами, много видала пастухов, торговок, дровосеков, со всеми говорила - всех когда-то покидали любящие мамы, или разбивали сердца женихи и невесты, или попрекали и обижали, над всеми друзья насмехались. Никто не знал, ни где правда, ни где счастье. Ни где ум ее, дурочкин, тем более.
Долго шла, устала, и на четвертый день вдруг смотрит Дурочка - а сама Смерть стоит перед ней и посмеивается.
-Долгий путь у тебя был, Дурочка, а ты - храбра, да, чего греха таить, безрассудно. А люблю я храбрецов безрассудных. Ох люблю! Так что исполню любое твое желание, выбирай.
Подумала-подумала Дурочка, плечами пожимает - мол, да ничего ей, дурочке, не надо.
-Как же так! - удивилась Смерть, - Хочешь, богатств невиданных, драгоценностей сверкающих да нарядов бархатных?
-Нет, - отвечает Дурочка, - На что мне красоты такие, если все они истлеют да забудутся? Не нужны они мне.
-Ладно. А хочешь, важной знатности да власти безграничной? С королями будешь за одним столом трапезничать да слугами командовать!
-Жестоко это - командовать, - покачала головой Дурочка, - А у королей и без меня хватит соседей для трапез, не нужно мне власти и знатности.
-Хорошо-хорошо, - начала совсем злиться Смерть, - Знаю я, чего хочешь! Любви сказочной, дом-полную чашу, да детишек по лавкам.
Резко вскинула голову Дурочка:
-Да нет никакой любви на белом свете! Не бывает ее, любви, выдумали ее сказочники, врут певцы и поэты. Нет ее, любви этой.
Дурочка оглянулась в сторону родной деревни.
-Однако же... придумала я одно желание, Смерть... Сделай их счастливыми. Сделай так, чтобы матушка моя горя и бедности не знала, чтобы детишки, что после меня у нее родились, слушались ее и почитали, а муж - мастер на все руки да кормилец. Сделай так, чтобы тетушка-булочница каждый день много хлеба пекла да продавала, дела ее чтобы шли хорошо. Сделай так, чтобы соседи мои да друзья старые жили в мире и покое, а юный фермер чтобы был счастлив со своей молодой женой... чтобы быт их ладился, а дети были здоровы и красивы. Сделай так, чтобы у них все было хорошо.
-Сложное желание ты мне загадала, девочка. Придется плату с тебя взять. Что отдашь мне?
-Что хочешь.
-Всю одежду свою да пожитки отдашь мне?
-Бери.
-А память свою отдашь мне? Ни дом родной не вспомнишь, ни лица знакомые, ни даже себя.
-Забирай память.
-А ноги твои молодые, крепкие и здоровые? Будешь сидеть кулем день за днем и год за годом, не сдвинуться. Не жаль?
-Не жаль, бери и ноги мои.
-А жизнь свою отдала бы? - хитро прищурилась Смерть, - Не убоялась бы?
-Возьми и жизнь, всю возьми. Не убоюсь, - склонила голову Дурочка.
Улыбнулась Смерть и тихо рассмеялась. И положила костлявую руку на голову Дурочке, и поцеловала ее в лоб, и увела с собой, и неспешно шагая рядом ушли они.
А мама, тетка-булочница, друзья-соседи и юный фермер так никогда и не вспомнили о Дурочке.
И жили они долго и счастливо.

@темы: [Сорока], -Четвертый выпуск-, Сказки

18:36 

Дедукция

Яровий
Я - извращенец, эксгибиционист, мастурбатор, убийца.
Персонажи: Вий, Шкура. Где-то на заднем плане Холодрыга.

Кто он, этот парнишка? Психопат, напрашивающийся в друзья кому-то вроде меня? Дурак, непонимающий с кем связался? Хитрец, желающий занять теплое место? Мой персональный Брут? Я присматриваюсь к нему, изучаю во всех видах и ракурсах, подбираю характеристику, как шифр на сейфе.
Когда мы приходим в Кофейник, Холодрыга надевает маску Снежной Королевы, подчеркнуто и резко, так, будто обида глупой актриски может задеть меня. Я помню ее настоящее лицо, и мне этого достаточно, чтобы мысленно только посмеяться в кулак. Я сажусь не на табуретку поблизости к излюбленному хозяйкой Кофейника синему дивану, а за стол и прошу стопку погибели. Шкура тут же шарит по карманам, но судя по его кислому лицу не находит там искомого – деньги.
- Две погибели, – говорю я, и Шкура будто бы даже теряется.
- Спасибо, вожак...

@темы: -Четвертый выпуск-, [Вий], [Шкура], Проза

20:25 

хищная Птица
Кто же из нас для кого был - чучелко смоляное?... (с) А еще у меня звездно-полосатые трусы есть (с) Я мертвый лось. Пруфов не будет. Полупидор, полупанк (с) Трагический долбоеб (с)
Неожиданно по второму выпуску. Не знаю от лица кого это написано, потому что плохо помню второй выпуск.
Предупреждение: Фанон чуть больше, чем полностью. Ну и вообще графомания и не одобренные мастерами персонажи.
Персонажи: Туман, немного Гекаты.

читать дальше

@темы: -Второй выпуск-

18:34 

Немного букв.

Как Кида стала Пи. Осторожно, Упоминается Пацифист.

 

[начало. Потайной карман блокнота в твёрдом переплёте. Найдено неизвестно кем, прочитано неизвестно кому]

 

Флэшбэк.


@темы: Проза, [Пи], [Пацифист], -Четвертый выпуск-

03:35 

Наглая ложь

Яровий
Я - извращенец, эксгибиционист, мастурбатор, убийца.
Третий выпуск. Чужой, Скоморох и многократные упоминания Дурмана.



Смеется, накрыв лицо ладонью, запрокинув голову. Так смеется, как будто бы плачет. Да ведь и правда плачет, просто по-своему, по-шутовски. Слез нет, а из виднеющегося мне уголка рта вылетает капля слюны, теряется из виду.
- Ушел, да? Просто взял и ушел? – хрипло спрашивает. – Кусок вонючего говна, мудак, хуйло сраное…
Череда ругательства обрывается взрывом этого страшного смеха, и он сгибается пополам, спрятав лицо в ладони. Спина сотрясается от гогота, и я боюсь, как бы не пришлось, перекинув руку через плечо, нести его в Могильник, просить обезболивающего.
Злюсь на его неумение честно сказать, что больно и почему. Мне вдруг как никогда ясно становится, каким фарсам была их с ушедшим вражда, и это заставляет меня хлопнуть в ладоши, чтобы привлечь внимание смеющегося. Когда он поднимает голову, и я вижу его широко раскрытые глаза между раздвинутых пальцев, я говорю:
- «Ты», «уйти», «Наружность или «Изнанка», «последний день».
Он верно понимает мои жесты, и тыкает себя пальцем в грудь, как и всегда, отвратительным театральным жестом.
- Кто? Я? – смеется. – Бросить моих парней перед выпуском?! То есть, я буду сидеть где-то в тепле, не напуганный, довольный, а они будут тут одни в последнюю ночь? Чтоб я, вожак, их сиротами оставил?! Чужой, да ты ебу дал!
Смотрю на него, поджав губы, и даже чуть дрожа. Кажется, вот оно, настоящее лицо бубнового вожака, такое, каким увидеть его я не ожидал. Я вдруг думаю о том, что не уйди Дурман, ушел бы он, Скоморох, но теперь он останется из принципа, из горделивости, из желания не уподобляться тому, кого он так то ли любил, то ли ненавидел.
- Знаешь!.. а отведи меня к нему, а? – вожак Бубей отнимает ладони от лица, сидит, все так же согнувшись, и смотрит мне в глаза. – Ненадолго.
Спрашиваю «зачем?», рисуя в воздухе знак вопроса.
- Как?..

@темы: -Третий выпуск-, [Дурман], [Скоморох], [Чужой], Проза

19:14 

Дерзкий пиздюк
Расскажи обо мне своим друзьям.

С наступающим, дорогой Другой Дом!













@темы: Арт, [Шаман], [Чума], [Удильщик], [Сорока], [Паразит], [Жираф], [Вий], [Белка], -Четвертый выпуск-

21:31 

Blue Valentine - Шкура и Лишный

[EgoBrain]
Life Is But A Dream
Сплошные диалоги двух друзей.

Действующие лица: Лишний, Шкура, Длинный, Сорока, Мелкий, Книжница, Удильщик, Холодрыга, Кобра, Шалфей, Мегера, Чекист, РЖД, Чай, Пацифист, Вавилон, Паразит, Счастливчик, Жираф, Пи.


And it takes a lot of whiskey
To take this nightmares go away
And I cut my bleedin heart out every night
And I die a little more on each St. Valentines day
Remember that I promised I would
Write you...
These blue valentines


Он сидел в Кофейнике.

Старая дверь тихонько поскрипывала, гостеприимно пропуская внутрь гостей и прощаясь с довольными и сытыми посетителями. И если б она могла говорить, то неизменно б проскрипела: "До скорого.. Приходи еще."

Струны из колонок магнитофона тяжко и тоскливо гудели, безжалостно натянутые на музыкальный инструмент. Словно разлагающаяся душа на сердечные сосуды. И с каждый разом, когда невидимой палец или медиатор нарушал их спокойствие, заставляя стонать от боли, Лишний рефлекторно прижимал забинтованную руку к груди, чтобы она не разваливалась на куски. Вторая рука до боли в пальцах сжимала стакан с алкоголем. Тем самым, который Холодрыга припрятывала "на черный день". Тем самым, который она не наливает по просьбе. Слов не нужно. Бармен знает своих посетителей и что им необходимо. Достаточно лишь взгляда.

Глоток.
"Пидор.
Пидор хуев"
Риторический вопрос - от чего больнее? Тоски или ненависти?

много букв

@темы: -Четвертый выпуск-, [Белка], [Вавилон], [Длинный], [Жираф], [Книжница], [Кобра], [Лишний], [Мелкий], [Паразит], [Пацифист], [РЖД], [Сорока], [Счастливчик], [Удильщик], [Холодрыга], [Чекист], [Шалфей], [Шкура], Проза

17:38 

Лора и Марк

Яровий
Я - извращенец, эксгибиционист, мастурбатор, убийца.
Не знаю, считать ли эти события каноном или вольная фантазией на тему, да и какая разница, если они оба уже ушедшие.
И, да, это два разных текста, а не две части одного.

I
- Я не понял, ты что сейчас сделал?
Когда Лора открывает глаза, она видит холодное белое солнце, бьющее в глаза сквозь узкий зазор в однотонной занавеске облаков. Все черно-белое – небо серое, деревья и провода черные, краюшек крыши белый.
- Я тебя спрашиваю – ты что сейчас сделал?
Вокруг уже собрались другие – спрыгнули с проржавевших качелей и изломанных лавок, выбежали из-под козырька курилки, подтянулись с первого этажа, и теперь стоят кольцом любопытных зрителей. А она сама, Лора, так и лежит на асфальте, содрав о него локоть при падении. Глупая, одна косичка распустилась, юбка неловко легла заломом, обнажив край плотного чулка. И все на нее смотрят, а она, прикрыв рот ладонью, улыбается, чтобы не заплакать.
- Чего молчишь-то?..

II

Пихнув ногой дверь, Марк без приглашения протискивается в девичью спальню. Он – один из немногих, на чье появление не принято реагировать визгом. Не потому что девочки рады его визитам, а потому что спорить с ним все равно, что со стеной.
К его удаче Лора в комнате одна. Он застает сестру в тот интимный момент, когда она, вскинув край юбки, подтягивает чулок. Ее отражение в мутном зеркале повторяет все движения и изгибы хрупкого тела. И Марк без стеснения смотрит, и подмечает много важных, новых деталей – таких, как черные ресницы и красные губы, украшение подруги на шее и запах духов соседки по комнате. Напевая под нос простой мотив, Лора осторожно, пробираясь снизу вверх, собирает чулок складками и расправляет.
Наконец, зеркало подсказывает ей, что она больше не одна, и Лора вздрагивает, но тут же берет себя в руки и продолжает свое занятие.
- Что уставился?

@темы: -Четвертый выпуск-, [Террор], [Чума], Проза

14:14 

какой-то мудак
Я могу стать кем захочу! Инфа 100%, мне картоха сказала!
ну и сюда до кучи кину.
миди, 12,5 тыс. слов. упоминаются все.
ворнинг: пафос, пиздострадания, высокий рейтинг, мат, гомоебля, намеки на педофилию

Сейчас


продолжение в комментах

@темы: Проза, [Шкура], [Шаман], [Шалфей], [Чума], [Чекист], [Холодрыга], [Удильщик], [Террор], [Сэр], [Счастливчик], [Сорока], [Раскол], [Радуга], [РЖД], [Пацифист], [Паразит], [Мелкий], [Лишний], [Книжница], [Жираф], [Дурман], [Длинный], [Вий], [Вавилон], [Белка], -Четвертый выпуск-

03:47 

Яровий
Я - извращенец, эксгибиционист, мастурбатор, убийца.
О том, почему без штанов Паразита видели чаще, чем без футболки.


@темы: Арт, [Паразит], -Четвертый выпуск-

03:45 

Анатомический сет

Яровий
Я - извращенец, эксгибиционист, мастурбатор, убийца.
Раз уж с ФБ мы не уложились в сроки, то вот незаконченный сет артов, на которым я работал.


Жираф

Шаман

Мелкий
+++

@темы: -Четвертый выпуск-, [Анчар], [Вавилон], [Жираф], [Мелкий], [Паразит], [Раскол], [Сорока], [Террор], [Удильщик], [Чума], [Шаман], Арт

00:52 

Коля, хватит! Коля, пойдем!
И имя мое - Никто, мне нисколько лет.
Это был для начала просто мини-фанфик, а потом, по сути, он вполне вплелся в реальный сюжет.
Но нынче это просто фанфик.


Какой прекрасный, интересный порошок. Интересный.
Ай да Шкура. Ай да умница. Мы с ним изрядно подчистили запасы наших Пауков, так что в последний раз он принес даже ему самому незнакомый пузырек.
-Что было, - говорит, -То и принес. Сама разбирайся.
"Психостимулятор, стимулятор ЦНС, увеличивающий выброс допамина и норадреналина" - сообщила мне этикетка. О да, я разобралась.
В первый раз это случилось несколько недель назад. Вся спальня была моя. Я не пошла на уроки, на завтрак, вообще носа не высовывала из под одеяла и мы с Гашишем, найденым мною совершенно случайно в Доме серым котищем, и дневником возлежали и царствовали. Впрочем, обо всем по-порядку...
Как это круто, когда люди сразу понимают, что такое "нахуй"!
Белка вот гневно поджала губки, но не стала возражать и отправилась в путь.
Книжнице, однако, пришлось повторить два раза и убедить, что ее доводы и аргументы нынче не работают. Получилось. Книжница поехала учиться.
А Кобра прекрасна как рассвет, ибо ни единого слова не сказав, укатила на уроки следом за дамами.
Кажется, я одна.
Наконец-то.
Господи.

-Знаешь, я видела сон, и мне снилась бесконечная железная дорога и шагающий по ней человек.Он шел, не зная куда, не зная зачем, но зная - надо. Идти. Дойти. И он дошел. Прямо на железнодорожных путях росла гладкая бетонная стена, на которой было выбито: "ГОРИЗОНТ". Человек, кажется, понимал, что дальше хода нет, что это конец мира, что он дошел до предела, до горизонта, но никак не хотел с этим смириться. И он полез на стену - трудно лез, она же была абсолютно гладкая. И он забрался на нее, свесил ножки на другую сторону - а не было ничего на той стороне. А на той стороне была черная пропасть - что вверх, что вниз. Бушевала буря в этом абсолютном ничто, выл ветер и сверкали молнии. И человек посмотрел вниз, в никуда и не верил, что дальше ничего нет. И захотел человек прыгнуть.
-И он прыгнул?
-Нет, не знаю - меня Белка разбудила. Так и кончился этот сон. Но мне кажется, может и правильно он оборвался?
-Правильно, сны и должны так заканчиваться. Чтобы над дальнейшим ты подумала сама.
-Понимаешь, надежда... Двуличная сука! Она может ослепить так, что ты будешь сидеть и плакать над телом дохлой лошади, готовый свернуть горы ради этой дохлой лошади, когда самое время встать, найти другую и ехать вперед.
-А здесь уже вопрос в том, чего ты хочешь. Если тебе нужны свернутые горы - ну и пусть ради дохлой лошади - сверни эти горы. Если тебе нужно вперед - да, правда, встань, найди другую лошадь.
-А если мне нужна сама лошадь, именно эта лошадь?!
-Ну извини...
Мы замолкаем. Потом она продолжает.
-Когда лишаешься надежды - можешь обрести свободу. Так ли нужна тебе лошадь? Не лучше ли вообще оставить ее и двигаться вперед одному, пешком?
-Может быть. Не знаю. Ничего не знаю. Вот сидя там, на стене, на краю мира...
Она вдруг резко наклоняется ко мне и внимательно смотрит сквозь очки.
-Чего же ты хочешь?
-Свободы.
Она отстраняется и едва заметно улыбается уголками губ.
-Тогда прыгай.


Когда воспоминание погасло, я резко откинула одеяло, вскочила, застонав от боли и уронив кота на пол с гневным "мяф!". Я поняла, что не могу больше терпеть. Я устала быть слабой, грязной, уродливой, потерянной. Больной. Им. Тобой. Всеми. Нет сил делать вид, что все хорошо, а я эдакий оптимист, блюющий солнечным светом. Дом, ты слишком много у меня забрал. Дом, ты без оглядки пожираешь. Теперь мне все равно, что со мной будет.
Пузырек лежал на своем месте, под матрасом. Не уверена, что действовала так, как нужно, но, усевшись на полу интуитивно вытряхнула несколько капсул и расколола их ногтями на твердую обложку первой попавшейся книги. Сняла с руки кольцо и ярко-синим камушком методично перетерла гранулы в пыль. Оторвала кусок от первого попавшегося листа блокнота, скрутила трубочкой. Кажется, там был рисунок... похуй. Через несколько секунд станет абсолютно похуй.
-Тогда прыгай, - шептал прямо в ухо голос Холодрыги.
И я прыгнула. Без головы, парашюта и совести.
Отфыркивалась от непривычного порошка в носу. Собрала пальцем остатки белой пыли с обложки "Мастера и Маргариты" и втерла в десны. 5 секунд. 10 секунд. Тело потеряло свой вес, а голова почему-то склонилась к кровати. Чувствую, что глаза широко распахнуты, но в них все темнее и темнее. Не чувствую пола под собой. Только холод. Кто открыл окно?.. Ветер. Холодный. Темно. Я не вижу... ничего не вижу. Могу слышать. Слышно... шелест. Листья. Скрип. Это деревья. Не больно. Ничего не болит. Так странно. И легко. Я не вижу. Ничего не вижу. Важно ли это? Нужно ли это? Чшшш... тихо-тихо... Здесь все спокойно. Здесь своя дорога. Дойти бы. Куда? Зачем? Здесь холодно. Все застыло. Чувствую как холод снега режет босые ноги. Треща, ледяная корочка покрывает руки и шею. Снег прикрывает голову. Белый снег словно белый порошок. Залепляет нос. Лупит в слепые глаза. Укладывается на плечи. Я выдыхаю и пар застывает в воздухе тысячами ледяных иголочек. Белое. Белое. Я не боюсь. Я пришла.

Я рухнула на пол девичьей спальни, чувствуя, как изо рта и носа выливается талая вода, с кончиков пальцев отваливаются льдинки, а из рукавов падает снег. Тепло сковало суставы. Потяжелевшие от влаги ресницы не давали нормально проморгаться. Я обхватила себя за плечи и затряслась в жутком ознобе. Постепенно глазам вернулось зрение.
Там так холодно.
Амфетамин помог запереть панику глубоко внутри, скрыв за каменным лицом и заторможенной реакцией. Да. Я знаю, что это было.
Не помню, как зашнуровала кеды и спрятала пузырек обратно под матрас. Помню, как приятно на ощупь дерево дверного косяка после ледяного онемения рук. Помню, как пьянит теплый воздух коридора в легких, после морозной стеклянной крошки. Мимо прошла РЖД, как-то подозрительно меня рассматривая поверх очков. Не помню, что сказала ей. Не помню, зачем уселась в последнем пролете третьего этажа. Не помню, что пела.
Помню тяжелую руку на плече и издевательское: "Как ты, прелесть моя?". Помню, что послала нахер. Помню, что не помогло. Помню, как пыталась вырваться. Помню пощечину, удар виском о перила, пальцы на шее и как меня волоком тащат к чердачной двери. Помню, как грубо поставили на колени и бряцанье пряжки ремня. Помню еще пару ударов - не по лицу, слишком палевно. Помню, как рванул на мне кофту, а потом и шнурки корсета. Помню, как было больно, как скручивал спазм тошноты. Помню его довольное пыхтение и цепкие пальцы на шее и бедре. Помню хриплое: "Да-да, Сорокушка, умница...", унизительное похлопывание по щеке, когда он наконец-то закончил и скрип закрывающейся двери чердака, оставляющей меня наедине с собой и разбитыми губами.
Дальше только едкий привкус Погибели, видимость тепла и безопасности Кофейника, не задающие вопросов Белка и Холодрыга.
Помню две фигуры и партийку покера на Перекрестке. Шкура. Пряжка ремня . Пряжка ремня тускло поблескивает. Стрит против пары. Длинный учится. Старательно запоминает комбинации. Ты, Длинный?..
А еще я помню, что все это забуду.
Потому что мне вновь поможет белый как снег порошок.

@темы: Проза, [Шкура], [Холодрыга], [Сорока], [РЖД], [Кобра], [Книжница], [Длинный], [Белка], -Четвертый выпуск-

20:28 

хищная Птица
Кто же из нас для кого был - чучелко смоляное?... (с) А еще у меня звездно-полосатые трусы есть (с) Я мертвый лось. Пруфов не будет. Полупидор, полупанк (с) Трагический долбоеб (с)
не судити строга мой первый фанфек
короткая зарисовка про безысходность. Попытка передать ряд образов текстом, писалось под "Оборотня" Арефьевой, читать лучше под него же.
Присутствуют практически все, кроме воспитателей.
Предупреждения: запредельный уровень УГ, ОБВМ, полное отсутствие сюжета.
читать дальше

@темы: -Четвертый выпуск-, [Белка], [Вавилон], [Длинный], [Жираф], [Книжница], [Кобра], [Лишний], [Мелкий], [Паразит], [Пацифист], [Раскол], [Сорока], [Удильщик], [Холодрыга], [Шалфей], [Шаман], Проза

21:22 

хищная Птица
Кто же из нас для кого был - чучелко смоляное?... (с) А еще у меня звездно-полосатые трусы есть (с) Я мертвый лось. Пруфов не будет. Полупидор, полупанк (с) Трагический долбоеб (с)
Пара коротких зарисовок из серии моя первая любовь Пацифист и Чужой.
Кличка
Выпуск

@темы: Проза, [Чужой], [Пацифист], -Четвертый выпуск-, -Третий выпуск-

16:07 

Родительский день или Всё о том же.

deadMark
always knew it would come to this
Пусть и тут будет, если что - удалю.
Персонажи: Шкура (Макс Леви), Жан Леви (отец Шкуры). Лишний, Раскол, Длинный и Сорока упоминаются по одному разу, так что...
Внезапно зарисовка на тему "как это могло бы быть". Джеку кажется, что встреча с родителями - это хороший шанс показать во всей красе не самую прекрасную сторону Шкуры. При общении с состайниками он всё же достаточно приятный малый (?), а семьёй особого смысла церемониться уже нет.
На самом деле, когда Джек закончил, он понял, что Шкура-социопат у него не выходит. И вообще как-то не выходит, в целом, как не исправлял. Если кто может дать совет - буду благодарен, застрял. Я же говорю, что заново учусь писать...


Слов, внезапно 1640 (я просто люблю считать слова, да).

@темы: Проза, [Шкура], -Четвертый выпуск-

03:30 

Коля, хватит! Коля, пойдем!
И имя мое - Никто, мне нисколько лет.
Общественность тонет в подготовке к ФБ, а я что? А я вам снова ангста принес. Тоже с небольшой преамбулой: текст был наскоро написан мной за ночь в каком-то ненормальном приходе и через пару дней зачитан нами с Длинным по ролям на очередной встрече в Граблях.
А теперь оно же, только буквами.
Предупреждение: лучи любви, ОБВМ и безысходной обреченности.
В ролях, собственно, Сорока и Длинный, много упоминаний об Удильщике, РЖД, Паразите, встречаются Холодрыга, Раскол, Мелкий, Шалфей, Жираф, Шкура, Лишний, Кобра, Белка, Радуга, Скоморох, Чума, Чекист.


…топот и крики на верхнем этаже заглушали этот надрывный почти что визг. Хотя на самом деле Сорока уже сорвала голос до хрипоты и едва шевелила губами – Длинному это резало по ушам словно ножом.
-Пожалуйста… пожалуйста… ты ведь не просто… я не просто так именно к тебе, ты мой друг, ты хотя бы попытаешься понять! Кого мне еще просить?!...
-НЕТ! – Длинный вкладывает всю мощь своих легких, весь абсурд этой ночи в этот вопль, сгребает девушку за шкирку и, мощно встряхнув, прижимает к стене. Только сейчас он нормально присматривается к ней: глаза безумно блестят, на лбу лихорадочный холодный пот, на искусанных до крови губах едва ли не пена выступает, она то плачет, то начинает хихикать…
-Господи, да ты… да ты под наркотой! – он едва ли не отвешивает ей пощечину.
-Конечно… - она отдаляется, запрокидывает голову и начинает хрипло и жутко хохотать, - конечно, конечно, КОНЕЧНО ЖЕ Я ПОД НАРКОТОЙ. Или ты предполагал иное вот с этим?!
Сорока пошатывается, но удерживает равновесие. Одной рукой она задирает рубашку с левого бока, другой чуть приспускает ремень джинс с той же стороны, чтобы сорвать марлевую повязку.
Выпитое за эту ночь плохо повлияло на пищеварение Длинного и он резко зажмуривается, лишь бы не блевануть прямо здесь, прямо тут. От зрелища он спрятался за плотно сомкнутыми веками, но запах… и она подходит ближе… или запах ему мерещится?
-Симпатично, да?..

@темы: -Четвертый выпуск-, [Белка], [Длинный], [Жираф], [Кобра], [Лишний], [Мелкий], [Паразит], [РЖД], [Радуга], [Раскол], [Скоморох], [Сорока], [Удильщик], [Холодрыга], [Чекист], [Чума], [Шалфей], [Шкура], Проза

00:05 

Коля, хватит! Коля, пойдем!
И имя мое - Никто, мне нисколько лет.
Внезапно очень откровенный персонажный текст, страшные и истеричные душевные излияния, кому-то конкретно посвященные, для кого-то в виде упоминаний.

@темы: -Четвертый выпуск-, [Белка], [Длинный], [Книжница], [Лишний], [Сорока], [Удильщик], [Шаман], [Шкура]

15:28 

Два текста на тему «не было, но могло бы быть»

Валентин Эккерт
Я тупой логичный идиот ©
Или «как БЫ это было».

То есть, на игре и/или сыгровках таких событий не происходило. Так. Фантазии на тему.

Если бы Длинный прыгнул в Не Здесь. Писалось ещё до игры. Помимо Длинного в тексте в той или иной степени присутствуют Радуга, Счастливчик. Удильщик, Сорока, Холодрыга, Шалфей.

Фантазия на тему «родительский день». Здесь очень много практически всех. Основное действующее лицо помимо Длинного — Чекист.

@темы: -Четвертый выпуск-, [Длинный], [Радуга], [Сорока], [Счастливчик], [Удильщик], [Холодрыга], [Чекист], [Шалфей], Проза

21:27 

хищная Птица
Кто же из нас для кого был - чучелко смоляное?... (с) А еще у меня звездно-полосатые трусы есть (с) Я мертвый лось. Пруфов не будет. Полупидор, полупанк (с) Трагический долбоеб (с)
совершенно не серьезно, никого не хочу обидеть и вообще "этот мем придуман не мной" (с)
я просто хотел #завести котенка и тут понеслось.
читать дальше

@темы: -Четвертый выпуск-, [Белка], [Вавилон], [Длинный], [Жираф], [Книжница], [Кобра], [Лишний], [Мелкий], [Паразит], [Пацифист], [Радуга], [Раскол], [Сорока], [Счастливчик], [Террор], [Удильщик], [Холодрыга], [Чума], [Шалфей], [Шаман], [Шкура], Юмор

20:29 

хищная Птица
Кто же из нас для кого был - чучелко смоляное?... (с) А еще у меня звездно-полосатые трусы есть (с) Я мертвый лось. Пруфов не будет. Полупидор, полупанк (с) Трагический долбоеб (с)
И тут я понял, что меня накрыло (с)
В общем Пацифиста прорвало и он написал о том, как он попал в Дом.
День Дома.
Осторожно: ОБВМ, Наружность и Белые стены.

@темы: -Четвертый выпуск-, [Пацифист], Проза

Другой Дом

главная